Le Bulletin
de l'Alliance Française

n.2, janvier 1999
Autres numéros
Бюллетень
Альянс Франсез

n.2, январь 1999 г.
Другие номера
 Главная страница  Курсы французского языка  Уровни и международные стандарты  Бюллетень  Контакты

          По волнам ностальгических нот

И вот опущен занавес...

Н.К.Шевякова
Не берусь судить о звездах на небе, но артистические звезды не гаснут никогда. Их слава и сияние идут не от чуда, а от земного технического прогресса: магия звука и образа оставляют их для нас живыми даже тогда, когда их не стало. Но для этого необходимо одно «маленькое» условие — за отведенную артисту жизнь в искусстве стать великим.

В мае 1997 года по случаю десятой годовщины со дня смерти Далиды в Париже прошли многочисленные мероприятия, отдающие дань памяти великой певицы: публикации книг, специально организованные передачи на радио и телевидении, статьи в прессе, открытие площади, носящей ее имя, на Монмартре, в том квартале столицы, где она прожила долгие годы. Все это говорит только о том, что египетская певица итальянского происхождения оставила неизгладимый след во французской культуре. Недаром опрос 1982 года, проведенный «Пари-Матч», о самых влиятельных женщинах-современницах поставил Далиду на 2-е место, перед Даниель Миттеран, женой президента республики.

Завоевав французского зрителя, эта певица покорила и мировую публику. Ее слава международной звезды утвердилась с продажей ста двадцати миллионов дисков и записью девятисот песен (500 — на французском языке, 200 — на итальянском, 200 — на других языках).

Тем не менее, этот редкий профессиональный успех не сумел компенсировать ей провалов и поражений в личной жизни, приведших актрису в мае 1987 года к самоубийству.

Иоланда Жиглиотти родилась в Каире в 1933 году в итальянской семье из Калабрии. Ее отец был первой скрипкой в оркестре Каирской оперы. Девочке было 12 лет, когда он умер, но певица признается, что она его не знала, не любила и даже, казалось ей, ненавидела. Много позже она поняла, что чувство ненависти стоит совсем рядом с очень сильной любовью.

В 14 лет девочка становится каирской звездочкой, снимаясь а фотороманах для египетской прессы. В 16 пет девушка играет свою первую драматическую роль в школьном спектакле. А в 18 лет, когда у нее еще нет ни таланта, ни голоса, ни известности, но ее изумительная красота средиземноморской брюнетки превращает ее в «Мисс Египет», один заезжий французский режиссер замечает ее, выступающую в та время в египетских музыкальных комедиях, и приглашает во Францию. Она приезжает в Париж под Рождество 1954 года и сразу получает ангажемент для выступлений в Villa d'Este. Понадобилась целая цепь случайностей, чтобы среди толпы претенденток на место угасающей экзотической звезды Глории Лассо на прослушивании у Кокатрикса художественный директор набирающей силы радиостанции Европа I Люсьен Морисс выделил будущую Далиду. Именно он, ставший позже ее мужем, ваял и созидал певицу, как Пигмалион, превратив неизвестную Иоланду Жиглиотти в профессиональную артистку, любимицу Далиду.

Кстати, имя это она выбрала себе сама, изменив одну букву в понравившемся ей имени Далила. В своих воспоминаниях певица сожалеет о том, что ей выпало так мало времени на учение, только до 14 лет. Ведь профессиональная карьера не оставляет ни времени, ни сил на продолжение образования. И тогда Далида принимает для себя мудрое решение: узнавать мир и людей через свое ремесло, познавая себя и накапливая свой собственный опыт. А опыт ее богат событиями, встречами, поездками. Первый оглушительный успех приходит к ней в 1956 году с песней «Бамбино», которую крутят по 10 раз в день на Европе I. С тех пор Далида вся в работе: записи, съемки, выступления. В десятку хитов 1957 года уже входят 2 ее песни на 2-м и на 6-м местах, опережая одну из лучших песен Азнавура «Sa jeunesse» (она на 10-м месте). Итак, год запуска первого искусственного спутника в России ознаменован во Франции выведением на профессиональную орбиту новой поющей звезды, которой предстояло сиять 30 долгих, но так быстро прошедших лет.

Попав сразу в хорошие руки Люсьена Морисса, певица проявила себя толковой ученицей. У нее уже есть все, чего она пожелает: хорошие микрофоны, хорошие усилители, хороший оркестр, турне по Франции и за границей, клуб поклонников, своя публика, лучшие сценические площадки, в том числе «Олимпия». Но время шло, и умная женщина поняла, что нельзя ничего добиться, если идти на поводу у публики и стараться нравиться ей с легким репертуаром в духе «Бамбино». В одном интервью Далида сказала, что делит свою жизнь на 3 периода: сначала была Далида-певица, захлебывающаяся от работы и от успеха, потом появилась Далида-женщина, когда ей захотелось найти в себе ту, которая так долго заслонялась певицей, и, наконец, произошел синтез обеих, взаимообогащающий и уже необратимый.

В соответствии с внутренними жизненными установками певицы, сценический образ ее, до боли знакомый всем любителям французской песни, меняется постоянно. Но будь она брюнеткой, рыжеволосой или блондинкой, в роскошных плюмажах, причудливых нарядах с блестками или в строгих однотонных платьях, смеющаяся или печальная, Далида остается всегда хрупкой, элегантной и покоряет своим милым акцентом и искренностью. В разговоре с ней однажды Омар Шариф, еще один мужчина ее романа, признается, что их обоих, восточных людей, роднит пристрастие к мелодраме в лучшем смысле этого слова, то есть способность жить сильными чувствами и уметь заражать этим публику, заставляя ее смеяться и плакать.

Но одиночество звезд — это не миф. Далида даже не жалуется на это. Она просто говорит, что жизнь на виду у всех имеет свои правила: на сцене и в толпе почитателей ты любима, обожаема, желанна, заласкана вниманием, а дальше — пустота и одиночество. Порой она от этого страдает, порой признает, что для артиста одиночество — место не только желанное для восстановления сил, но и привычное, так как, по большому счету, человек и рождается, и умирает один, он один выходит на сцену, один стоит перед публикой, прожекторами, камерой. Все чаще в песнях и в разговорах Далиды появляются мысли о смерти. Потрясения в личной жизни толкают ее на попытки к самоубийству. В своих рассуждениях о смерти она разумна: «Что есть страх и чего мы боимся? Очевидно, все-таки того, что нам уже известно и дало отрицательный опыт. О смерти же мы не знаем ничего, значит, уже рождаемся с этим страхом. Но если бояться смерти при жизни, то жизнь станет невыносимой. Я как актриса знаю уже и то, и другое, ибо каждый выход на сцену — это и рождение и смерть».

Несмотря на моду, смену тенденций и течений, Далида сумела не только удержаться и найти свое место во французской песне, столь богатой традициями и именами, но и время от времени удивлять публику метаморфозами. Начав со средиземноморской экзотики, она прошла путь легкого успеха, потом начала период поисков, «нащипывая» свой репертуар на чужом пастбище; дальше пробовала писать свои песни (так, например, первая записанная песня Джонни Холидея «T'aimer follement» создана ею), но с 70-х годов она обрела особую силу и выразительность, исполняя поэтические песни признанных мэтров: Жака Бреля, Шарля Азнавура. Лео Ферре, Шарля Трене, Жильбера Беко, Брассенса.

В 1980 году в 47 лет она удивила всех, научившись танцевать диско с Джоном Траволтой и выступив на сцене Дворца Спорта в американизированном спектакле. Любого другого ожидал бы в таком случае провал, но не Далиду, потому что подобно Эдит Пиаф, которой прощали все и от которой принимали все, у нее с публикой тоже уже долгие годы длился настоящий любовный роман. Но за легкостью текстов и стиля многих песен уже чувствуются в ее творчестве и усталость, и отчаяние, и даже некоторая обреченность. Журналисты буквально по пятам преследуют «латинскую Мэрилин».

В 1986 году сбывается детская мечта певицы стать актрисой. Она снимается в роли простой крестьянки в фильме Юсефа Шаина «Шестой день». Съемки проходят в Каире. Таким образом, жизнь возвращает ее к истокам. В сентябре следующего года ей предстоит начать новые съемки в другом фильме. Но 3 мая 1987 года певица решается оборвать свою жизнь по своей воле. Пережив самоубийство трех любимых ею мужчин, она болезненно мучается мыслью о том, что это знак судьбы, знак проклятия. Она много пела о своем желании умереть на свой манер, на сцене, где прошла ее жизнь, перед публикой, в свете прожекторов, в момент, когда занавес опустится позади нее, а ушла из жизни одна, без свидетелей, просто закрыв за собой дверь своего дома на Монмартре.

Отпевали ее в церкви Мадлен, как многих других знаменитых людей. Был это четверг, будний день, а желающих проститься с любимой певицей, женщиной незаурядных достоинств: красоты, вкуса, простоты — было немало. Ведь девочка, жившая в бедном квартале Каира, всю свою жизнь, освещенную творчеством, стремилась петь для всех, быть народной певицей. Сегодня на кладбище Монмартр в Париже большинство посетителей в первую очередь пытаются отыскать могилу знаменитой певицы.

Это очень легко. От центрального входа направо, поклонившись отцу и сыну Гитри, по узкой лестнице поднимаетесь на террасу и идете до конца между двумя рядами надгробий. Могила Далиды слева, и замечаешь ее еще издали. Как и при жизни нельзя было не увидеть актрису в любой толпе, так и ее изваяние притягивает взгляд всех прохожих. Архитектор Аслан изобразил певицу в белом длинном облегающем сценическом платье. Все элегантно и сдержанно-торжественно. Только яркими пятнами лежат цветы от поклонников со всех концов света.

Для продолжения жизни ее песен и памяти самой певицы многое делает Орландо, ее брат, который с 1967 года вел ее дела. Но никто не способен удержать пламя, если за ним миф. Если же за ним такая творческая жизнь, как у Далиды, то зажженный ею факел превратится в вечный огонь памяти людской.


Paroles...

- C'est étrange, je ne sais pas c'qui m'arrive ce soir. Je te regarde comme pour la première fois
- Encore des mots, toujours des mots, les mêmes mots
- Je ne sais plus comment te dire
- Rien que des mots
- Mais tu es cette belle histoire d'amour que je ne cesserai jamais de lire
- des mots faciles. des mots fragiles, c'était trop beau
- Tu es d'hier et de demain
- bien trop beau
- De toujours, ma seule vérité
- mais c'est fini, le temps de rêves et souvenirs se fanent aussi quand on les oublis
- Tu es comme le vent qui fait chanter le violon et emporte loin les parfums des roses
- caramels, bonbons et chocolats
- Par moments je ne te comprends pas
- Merci, pas pour moi, mais tu peux bien les offrir à une autre qui aime le vent et le parfum des roses, moi, les mots tendres enrobés de douceur se posent sur ma bouche, mais jamais sur mon coeur. Une parole encore
- Paroles, paroles, paroles,
- Ecoute-moi
- Paroles....
- Je t'en prie
- Paroles,...
- Je te jure
- Paroles, encore des paroles que tu sèmes au vent
- Voilà mon destin de parler, te parier comme la premiers fois– Encore des mots, toujours des mots, les mêmes mots
- Comme j'aimerais que tu me comprennes.
- Rien que des mots
- Que tu m'écoutes au moins une fois
- Ses mots magiques, des mots tactiques qui sonnent faux
- Tu es mon rêve défendu
- Oui, tellement faux
- Mon seul tourment et mon unique espérance
- Rien ne t'arrête comme tu commences, comme si tu savais comme j'ai envie d'un peu de silence.
- Tu es pour moi la seule musique qui fait danser les étoiles sur les dunes
- Caramels, bonbons et chocolats
- Si tu n'existais pas déjà, je t'inventerais
- Merci, pas pour moi, mais tu peux bien les offrir à une autre qui aime les étoiles sur les dunes, moi, les mot tendres enrobés de douceur se posent sur ma bouche, mais jamais sur mon cœur.
- Encore un mot, juste une parole
- Paroles,...
- Ecoute-moi
- Paroles,...
- Je t'en prie
- Paroles,...
- Je te jure
- Paroles, encore dis paroles que tu sèmes au vent
- Que tu es belle!
- Paroles!
- Que tu es belle!...

[ Saint-Pétersbourg francophone ]
[ Ecole de l'Alliance Française ]
[ Administrateur du site ]
Главный редактор: Алексей Сато.
Редакция: Г.М.Драган, С.З.Ластовка, В.С.Ржеуцкий.
Дизайн и верстка: Д.Иванова, Д.Лисаченко.
 
Rambler's Top100